bentkovsky: fucking dronov (Default)

После молниеносного окончания Чемпионата мира по футболу для сборной России закончилась и моя карьера в большом спорте – болельщики уехали и больше некому было показывать, где на стадионе наливают пиво.

Начались мучительные поиски новой работы. В сентябре 2002 года я наткнулся на неказистое объявление в какой-то второсортной газетенке: «Требуются переводчики с английского на русский».

- Опять переводить каких-нибудь проституток в ночном клубе на Гиндзе? - вяло подумал я, но все-таки собрался и поехал в Токио, где мне было назначено на 7 часов вечера. Цель встречи – узнать, могу ли я по-английски.

После того как один из двух японцев, сидевших напротив, попытался задать мне вопрос на чуждом ему языке, я понял, что они этого не узнают никогда. Потому что не поймут. В общем, когда им удалось захлопнуть отвисшие челюсти, они торжественно объявили, что я им подхожу.  

Так я попал в голландско-японско-российский проект «Сахалин-2», который потом в России назвали проектом века. Оказывается, меня наняла по заданию компании «Шелл» корпорация «Мицуи» переводить весь тот технический бред, которым ежедневно обменивались между собой английские, японские и российские инженеры.


И началась работа.



Правда, не так слаженно, как рассчитывали )
bentkovsky: fucking dronov (Default)
Весной 2003 года в Японию приехал Бяша, тот самый, с которым мы еще на заре нашей юности возили по стране японские «поезда дружбы» (кто такой Бяша, см. здесь). Он был все в том же пиджаке и в том же галстуке, к которому мы прикладывались для занюхивания еще на студенческих посиделках.


Вот он, знаменитый бяшин галстук. Думаю, именно
благодаря Бяше гастуки позже стали называть "селедкой".

Не преуспев на поприще переводческой деятельности, он решил податься в бизнесмены и теперь привез в Японию целую баржу приморской капусты. Баржа-то оказалась целая (а что ей сделается – она железная!) а вот капуста – нет. Капуста не перенесла недельной качки и полегла. Даже продав жалкие остатки выживших кочанов, Бяша не имел никаких шансов расплатиться за фрахт.

Мой старинный друг остановился на квартире у какого-то якудзы («У него даже член в татуировке!» - то ли возмущался, то ли восхищался Бяша). И пока татуированный по самое не могу японец пропадал где-то на очередных разборках то ли в Осака, то ли в Кобе, Бяша потихоньку отпивал из неосторожно оставленной тем на видном месте 3-литровой бутыли саке, заливая выпитую часть водой из под крана, чтобы якудза, когда вернется, не догадался.

Якудза догадался. Потому что, когда он приехал, в бутыли была одна вода. Бяша был бит, но из квартиры не изгнан. Видимо, общая цель – скупить весь Дальневосточный морфлот – остановила якудзу от опрометчивых поступков.

Чтобы как-то отвлечь Бяшу от мыслей о двух выбитых зубах, я решил побаловать его шашлыками, приняв на себя всю организационную часть: выбор места, добыча мяса, обеспечение огня... 

А вот о том, как мы гуляли см., как и обещал, в http-шном окончании здесь: http://bentkovsky.livejournal.com/62419.html.

bentkovsky: fucking dronov (Default)

(Окончание, но не совсем. Начало и продолжение см. ранее)

Я работал на японском заводе. Мы клеили картонные коробки.
С полной ответственностью заявляю: японский завод - это каменный век.

Была пятница. Я пришел на завод, как обычно, к девяти. Завод гудел, как растревоженный улей. Я подошел к Вакаяме и спросил, в чем дело. Ответ директора меня озадачил: «После обеда ожидается внезапная проверка из иммиграционной службы!» Это напомнило мне Советский Союз, где внезапные проверки считали внезапными только сами проверяющие.


Картинка, как всегда, никакого отношения к теме не имеет, зато показывает задворки капиталистического рая.

Дальше читать стоя и с пением "Интернационала"! )
bentkovsky: fucking dronov (Default)
(Полуокончание. Начало и продолж. см. ранее)

Однако самым крутым был филиппинец Мигель, который, проникнув в Японию, первым делом завел себе любовницу, а уж потом занялся поиском работы. При этом дома его ждали жена и трое детей.

С филиппинцем мы сразу нашли общий язык. Этому способствовало и то, что он в отличие от латиноамериканцев говорил по-английски (дети Анд кроме своего португало-испанского никаких других языков не знали и знать не хотели: чем японский учить, легче харакири сделать, говорили они, а пиндосовский пусть негры учат!).


(Фотография к Мигелю не имеет никакого касания. На ней изображен тот самый шкаф, к которому я всякий раз припадал во время землетрясений.)

Началась наша дружба случайно.

А может это был пролетарский интернационализм?!) )
bentkovsky: fucking dronov (Default)

Я работал на японском заводе. Мы клеили картонные коробки. С полной ответственностью заявляю: японский завод - это каменный век.

Директором, а вернее владельцем завода был поджарый 65-летний японец по имени Вакаяма. Весельчак и балагур, он был и выпить не дурак, и о бабах потрепаться горазд. Такой лукавой морды я в Японии больше нигде не видел. Идет, скажем, по цеху в своих потертых джинсах и черной футболке с надписью «
Fuck Off», а по хитрой ухмылочке уже видно, что опять какую-то гадость замышляет. В прошлой жизни он был китобоем, потом вышел на пенсию, но вскоре, взвыв от праздной жизни на берегу, взял и купил себе завод. В душе же как был рыбаком, так рыбаком и остался. Например, рассказывая о своих подвигах в бытность китобоем, он по старой рыбацкой привычке при словах «вот такого кита поймали!» всегда по-рыбацки разводил руки в стороны, показывая его размеры.


Картинка - просто так. Не обращайте внимания.

А вы говорите Фукусима! )
bentkovsky: fucking dronov (Default)

В тот год профсоюз выдавал бесплатные путевки в Баксанское ущелье. Я поехал.

Дорога до турбазы заняла два дня. За это время сотни лиц прошли перед моими глазами: здесь были и служивые, которым не терпелось пальнуть в живого человека, и сельские бабки с неестественно раздутыми от городских рублей грудями (результат смычки села и деревни), и запуганные таксисты, готовые за десятку продать любому бутылку водки, и усатые горцы, певшие гортанные песни.

С каждым километром количество легковых машин за окном росло, а количество номеров на них убывало.

Турбаза, четырехэтажная хрущевка с неизвестным мне флагом над входом, расположилась высоко в горах на последнем, 108-м километре Баксанского ущелья. Вокруг нависали горы и завывал ветер. «Если Камо отсюда, тогда понятно, почему для него каторга в Сибири была поездкой на курорт!» - подумалось первое, что пришло в голову. После 10-минутных формальностей с выяснением моей личности и как я сюда попал, мне выдали ключи, и я поднялся к себе. В номере сидел вылитый Махно: срок его путевки истекал сегодня и он готовился к отъезду. Он часто закивал на мое «здрастье» и после некоторых церемоний предложил пойти выпить пива. Я не понял и переспросил.
- Пива, - растерялся он.

- Какого пива?! Ты что, не знаешь, где находишься? Отсюда до ближайшего города 136 км (до Нальчика)! Мин. Воды – вообще мечта недосягаемая, а ты... - и вдруг я понял: Махно – сумасшедший. Оставалось только догадываться, сошел ли он с ума от недостатка кислорода, или от того, что по легкомыслию поддался на уговоры и спустился с Эльбруса, который, кстати, нагло торчал в окне, до неприличия большой. Я еще раз глянул на Махно, но уже с сочувствием. Тот сидел в углу и тихо улыбался.


 

Чё-то меня поперло... )
bentkovsky: fucking dronov (Default)
Вот так я выглядел в токийском аэропорту Ханеда в посте "Разве я похож на террориста?"


bentkovsky: fucking dronov (Default)

Мне как-то надо было слетать по делам из Токио в Саппоро. Поскольку опыта полетов внутренними рейсами японских авиалиний у меня почти не было, я, приученный «Аэрофлотом», приперся в токийский аэропорт Ханеда за 2 часа до вылета.

Данная фотография публикуется в первый и последний раз. Снимок был сделан потому, что самолет этот летел подозрительно низко. Если проследить его дальнейшую траекторию, то очень скоро он будет задевать колесами крыши домов. Однако фотограф, как ни бежал за самолетом, так этого момента запечатлеть и не смог (уж больно быстро они тут летают! Или падают?..) 

Дальше - тем, кто никогда не летал авиалиниями"JAL"  )
bentkovsky: fucking dronov (Default)
У меня есть друг. Зовут его Файфура. Да что я его представляю, его и так все знают. Выйди ночью на Крещатик, спроси любого, кто такой Файфура, и любой скажет. Если не скажет, значит приезжий.
Так вот. Когда мы были с Файфурой в Японии, нам захотелось выпить. Но не просто так, а чтобы подешевле. Мы поймали такси, исколесили на нем весь Токио, но цели своей добились: купили за городом бутылку "Столичной" аж на 2 доллара дешевле, чем в центре! 
Пока мы искали дешевую водку, с нами случилась странная вещь: мы вдруг, не сговариваясь, затянули с Файфурой печальную песню, напугав изрядно таксиста. Вот такую, только почему-то на грузинском...
Мы просто тоскливо смотрели в окошко, отвернувшись друг от друга, и каждый отрешенно тянул свою партию.


Disclaimer: видео снималось осенью, когда было тепло, потому что Файфура не любит, когда в Японии холодно!

Я потом специально Файфуру спрашивал: "А ты откуда грузинский знаешь?"
Он на вопрос ответил вопросом: "А ты откуда?"
До сих пор ходим и смотрим друг на друга с подозрением...

bentkovsky: fucking dronov (Default)

Как известно, Киев и Киото - города-побратимы. В Киото есть ресторан украинской кухни "Киев" (кстати, дочь владельца этого ресторана г-жа Като Токико, будучи эстрадной певичкой, первой в Японии спела наш "Миллион алых роз" - подробнее см. здесь), а в Киеве ничего такого нету. Вот и решили отцы города создать нечто монументальное, что постоянно напоминало бы киевлянам о том, что они не одни на этой планете и что в далекой Японии есть у них брат. Стали ездить в Японию, чтобы выбрать что-нибудь поприличней для такого напоминания и, не найдя ничего лучше, остановились на саде камней, исходя из того, что, во-первых, этого добра в окрестностях Киева навалом, а, во-вторых, вряд ли кому-то придет в голову таскать по ночам камни из парка.



 
Членам Greenpeace вход под кат строго запрещен! )


bentkovsky: fucking dronov (Default)
Японцы очень любят наш "Миллион алых роз" Раймонда Паулса и считают его своей народной песней. Но так было не всегда.
Помню, в 1985 году привезли нас, 40 советских туристов, на всемирную выставку "Экспо-85", которая проходила в 50 км от Токио в японском Сколкове - городе Цукуба.
Особенно запомнился советский павильон. Это был огромный сарай размером с футбольное поле, посреди которого стояла стеклянная витрина. Таких много в наших музеях, показывающих простреленный сюртук Ильича. Но в японской витрине красовался не сюртук вождя мирового пролетариата, а почему-то резной гуцульский топор! Неподалеку от топора располагалась еще одна витрина, но уже то ли с шаманским бубном, то ли с тулупом чукчи, я так и не разобрал. А по углам стояли огромные телевизоры "Рубин", выполненные из ценных пород дерева. Их экраны излучали миролюбивый синий свет (что должно было свидетельствовать о том, что телевизоры у нас уже цветные!) и показывали надпись: "Ждите трансляции из Москвы!" Я честно прождал полдня, но так ничего и не дождался. Правда, на надпись никто внимания не обращал, потому что всех поражали гигантские размеры аппаратов. Японцы уважительно цокали языком и говорили друг другу: "Советский Союз - большой! В нем все должно быть большим: и театр, и цирк (японцы называют наш цирк на Вернадского "большим" - на манер Большого театра), и телевизоры!" Сами японцы к этому времени уже умудрились засунуть телевизор в наручные часы. Выступавшие в роли гидов неулыбчивые и неразговорчивые мужчины в строгих серых костюмах периодически подходили к этим чудесам советской электроники и зло стучали по ним кулаком.
Так вот, под сводами этого ангара разносилось басистое "жил был художник один, домик имел и холсты..." 
Вскоре эту песню спела на японском бабулька по имени Като Токико - Зыкина местного разлива, после чего песня эта вошла в репертуар любого караокэ клуба, сначала как русская народная, а потом и как японская.
И вот уже новое поколение японской мОлодежи и пОдростков спивает цю писню!

http://www.youtube.com/watch?v=KneNgS6sAQo

И когда говоришь японцу, что это наша песня, он лезет на тебя драться.     

bentkovsky: fucking dronov (Default)

  
(Окончание. Начало см.
здесь)

Меня поймали наши же. Поймали и привели обратно.

Японцев к этому времени уже выгнали из ВИП-зала: кому охота иметь дело с нелегалами! Попав в общий зал, спортсмены (среди них один серебрянный и два бронзовых призера) сунулись было в кафе, но поскольку ни у кого русских денег в карманах уже не было, их поперли оттуда шваброй. Хорошо, что мимо проходила баба Даша, уборщица в общем зале, которая сжалилась и отвела японцев в рабочую столовую, где попросила свою подругу, бабу Нюру с кухни, покормить лишенцев. Та, причитая и охая, выкатила им бадью холодных макарон, которую японцы умяли в пять минут. Выходя из столовой, они шепотом признавались друг другу, что никогда в жизни не ели ничего вкуснее.
 

дальше читать страждущим прилива патриотизма )
bentkovsky: fucking dronov (Default)

18 дзюдоистов...

Эта история имела место еще во времена существования Советского Союза. Наша великая страна проводила чемпионат мира по дзюдо. По каким-то неведомым причинам проводила она его в Минске. Но Минск в те времена еще не был связан с ведущими мировыми центрами дзюдо авиасообщением, поэтому все атлеты сначала собирались в Москве, а уж потом добирались до Минска кто как мог. 

...или 18 преступников? )


(Продолжение следует)
bentkovsky: fucking dronov (Default)

Рейс «Аэрофлота» с 20 японскими лесопромышленниками на борту прибыл в Москву строго по расписанию. Повестка дня была сверхплотной: утром - переговоры в Министерстве лесного хозяйства, после обеда - экскурсия по городу, вечером - банкет.



 

Дальше - тем, кто любит ужасы )
bentkovsky: fucking dronov (Default)


Навеяно вот этим http://shahmatoff.livejournal.com/2867.html, так как Матофф - второй в третьей шеренге, а я - во второй. 
You're in the Army now!

Когда мы прибыли в расположение части для дальнейшего прохождения службы, нас первым делом повели к сортиру. На экскурсию. Как в Музей боевой славы. Показывая выбоины на покрашенной известью стене, местный салага с придыханием рассказывал: 
- Вот здесь в прошлом году рядовой Петров расстрелял из автомата АК-47 сержанта Сидорова и прапорщика Утюгова!

"Надо же! - думали мы, ковыряя стенку. - Часть молодая, а уже имеет такую богатую историю!" 
bentkovsky: fucking dronov (Default)

Как известно, в Киеве много памятников старины.

Я стоял на Андреевском спуске в окружении 20 японских туристов и распинался о красотах города. Вдруг сзади кто-то дернул за полу пиджака. Я обернулся. На меня смотрел японский дед в панаме и с записной книжкой в руках.

- What is the name of this Church?аккуратно спросил дед.

Ну, я и ответил! )

 

bentkovsky: fucking dronov (Default)
Как известно, Киев очень зеленый город.
Я стоял на Владимирской горке и распинался перед 20 японскими туристами о красотах города. Сзади кто-то легонько постучал по спине. Я повернулся. На меня смотрел дед с записной книжкой в руках:
- Это каштан? - он показал карандашом на одно из деревьев.
- Каштан, - подтвердил я.
- Зеленый! - восхитился дед.
- Так, дерево же ж! - со значением сказал я.
- Интересно, а сколько на нем листьев? - задумчиво произнес дед.
- 15 тысяч 347 штук, - услужливо сообщил я и продолжил рассказ о татаро-монгольском иге. Я не учел, что дед записывает.
- Сколько-сколько? - опять послышалось из-за спины. Я повернулся. Дед как бы извиняясь показывал карандашом на свою записную книжку. А я уже и забыл, сколько сказал...
- Не-не-не, не записывайте! - я бурно замахал руками. - Это данные за прошлый год. Свежие будут готовы только к концу недели. Я вам сообщу дополнительно! А сейчас, друзья, пойдемте, я вам еще интересней покажу!

bentkovsky: fucking dronov (Default)

   В 2002 году мне довелось поработать переводчиком русского языка на чемпионате мира по футболу. Как известно, чемпионат проходил в Корее и Японии. Я работал на стадионах Японии в бюро информации. В мои обязанности входило отвечать на вопросы наших болельщиков. Чтобы работа спорилась, мне выдали карту расположения всех туалетов на стадионах.   

   Естественно, я болел за сборную России. Потому что мне было сказано: чем дольше она продержится, тем дольше я буду работать. 

   Первый матч должен был состояться в Иокогаме.



   Наши встречались с полухозяевами чемпионата – японцами. В штабе FIFA
cказали, что на матч придет 500 болельщиков из России. Но явилось чуть больше половины. Остальные прийти не смогли: перелет оказался слишком затяжным, и многие не рассчитали своих сил. Те же, кто пришел, по заторможенности были похожи на Никулина, вылезающего с тушей из рефрижератора в «Кавказской пленнице». Только вместо туши у них был товарищ, еще более утомленный.

   Меры безопасности были драконовские. Проверяли всё: сумки, карманы, обувь... другие интимные места. Но даже девушки-полицейские, щупавшие каждого за яйца, не могли наших растормошить. Казалось, еще минута и вместо привычного «Россия – вперед!» они начнут скандировать: «Где здесь пиво?»

   Найдя пиво по 8 долларов за стакан, наши немного приободрились и до первого (оказавшегося и последним) гола успели поставить японский стадион на уши. В шляпах а-ля «дядя Сэм» (поистине, наш патриотизм не знает границ!) они устроили такой рев, что 60000 японцев испуганно притихли и только с завистью следили за сектором, отведенным для русских.

Аршавин, сука, расстреляю!

   В перерыве ко мне подошел некто Боря Эпштейн и сообщил, что в прошлой жизни он работал директором Южноуральского машиностроительного завода, а теперь живет в Штатах. «Это я их привез в Японию! – он кивнул в сторону метавшихся от одной барной стойки к другой наших и хвастливо закончил. – С каждого лоха слупил по четыре тыщи баксов!» Судя по чаевым (!!!), которые наши пытались всучить ошарашенным японцам в пивной, лохами были не они, а Боря Эпштейн. Потому что с таких можно было срубить и по десятке, им было бы только в кайф.

   Перерыв закончился, Эпштейн ушел, а я остался наедине со своими мыслями. Больше всего меня интересовало, как бывшему директору, пусть и машиностроительного завода, удалось подписать русских на поездку в Японию из Америки! А где же наши, доморощенные эпштейны? Неужели не осталось?

   После окончания матча к нам в бюро информации заглянул представитель FIFA и спросил: «Ну как?» Я с гордостью показал на стеллажи. Он озадаченно почесал затылок и сказал: 

- Да, времена изменились! Раньше что забывали на стадионе? Правильно. Зонтики, кепки, ну, в крайнем случае, детей. А теперь? - и он снова посмотрел на стеллажи.

   Стеллажи были под потолок забиты сотовыми телефонами.



bentkovsky: fucking dronov (Default)

Я два раза пытался прорваться в Германию. Первая попытка попасть туда поездом окончилась неудачей. Бдительные брестские пограничники не нашли в моем паспорте какой-то очень нужной им печати, сняли нас с поезда и стали драться. В результате, Акико, молодая беременная жена, получила в глаз. Не нарочно, конечно: целили, вообще-то, в меня, но я увернулся, а она не успела. Белорусские пограничники потом говорили ей: «Ну, не надо было цябе стаяць за таким гамнюком!»

Второй раз, чтобы не подвергать японскую жену новым побоям, мы отправились туда самолетом. И попали.

Возвращаться решили на автомобиле. Хотелось погулять по объединенному Берлину, посидеть в пражских пивных. Поэтому на обратную дорогу было решено приобрести автомобиль.

Купив в Гамбурге сверкающий свежей краской «Фольксваген», мы сразу въехали на нем в чей-то «Мерс». Заднее крыло «Фолька» - вдребезги, на бампере «Шестисотого» - сантиметров пять нашей свежей краски. Из дома напротив тут же выскочил какой-то турок и начал браниться. На предложение отмыть краску ацетоном иностранец ответил решительным «нет»: «Надо менять весь бампер. С вас 6000 марок!» Получалось, что, даже продав только что купленный «Фольксваген», мы смогли бы оплатить только полбампера. Благо, Матофф – сокурсник, к которому мы приехали в гости – сунул турку только что приобретенную за 40 марок страховку, и мы ретировались. По дороге Матофф повернулся ко мне и радостно сказал: «Всё, Вова, тебя в Германию больше не пустят: за каких-то полчаса ты умудрился обанкротить хорошее страховое агентство!»

Когда мы припарковались у дома Матоффа, тот выйдя из машины, сразу стал принюхиваться. Обнюхав с десяток автомобилей, стоящих перед домом, он почему-то остановился перед нашей и загадочно сказал:
- Отсюда!
- Что отсюда? Окстись, Матофф, только что купили!
- Но нюхало-то не обманишь! Бля буду, бензином прет отсюда! - и Матофф решительно ткнул пальцем в наш "Фольксваген".

Читать дальше, чтобы не повторять моих ошибок )

bentkovsky: fucking dronov (Default)

   Кобе – очень красивый город. Пожалуй, самый красивый город в Японии. Он зажат между горами и морем. Недаром японский император назвал вечерний вид Кобе с возвышающейся над ним горы Рокко «видом на миллион долларов».
   Но мы города не видели. Мы всем пароходом бегали по Всемирной выставке ЕХРО и искали Машу Халявко. Она не явилась в назначенное время к месту сбора. Директор круиза бился в истерике головой об павильон «Ниссана», зам. директора круиза причитал, что его разжалуют в прапорщики.


   Я побежал в радиорубку и потребовал одолжить мне микрофон для важного сообщения. Японец вцепился в микрофон зубами и кричал, что «не положено!»

- Напишите текст на японском и английском языках, и я его передам лично! – настаивал японец.

- Понимаешь, парень! Конечно, Мария Халявко – ударник Социалистического труда, но не настолько, чтобы говорить по-японски. У них на камвольном комбинате изъясняются только на русском, и то – коротко и с указанием адреса. И что толку, что ты будешь надрываться на японском, не сказав ей по-русски, кто она и что о ней думает весь пароход? Короче, дай микрофон!

   В конечном итоге микрофон я у него вырвал, но пока я рычал над всемирной выставкой «Маше Халявко срочно прибыть к северному выходу!», наши притащили ее прямо в радиорубку. Оказалось, она залезла в павильон Латвии (ну как, павильон, по нашим меркам – киоск у метро или раскладка на базаре) с янтарными изделиями и обо всем забыла.

   И понесла ж нас нелегкая на эту выставку! Это хорошо еще, что устроили ее на намывном острове. А он плоский, как грудь японки. Поэтому к поискам удалось привлечь не только молодежь, но и ветеранов труда и даже участников Великой отечественной войны. Все-таки это тебе не по руинам Рейхстага с автоматом бегать.  

   Конечно, могут спросить, а чего это мы так вцепились в эту Халявко. Объясняю. Дело в том, что до этого мы уже потеряли одного. Возле Хоккайдо. В последний раз его видели после ужина одиноко стоящим на корме, в глазах слезы. Решили считать его упавшим за борт. Ну, поскользнулся, с кем не бывает! Правда, в эту версию не вписывались вопли капитана по поводу того, что у него якобы украли спасательный круг с надписью «т/х Ф. Дзержинский», а он ведь материально ответственное лицо.

   Потом еще двое сбежали в Токио – лысый профессор и смазливая лаборантка. Тех тоже не поймали. Отсиделись в американском посольстве. 

   Короче, не хотелось возвращаться домой совсем уж порожняком. Вот поэтому с таким упорством и бегали за этой Халявкой по Всемирной выставке ЕХРО.

   По возвращении, как и предполагали, у директора круиза тут же, прямо на трапе, отобрали партбилет, а зама разжаловали в рядовые.


Так выглядел Кобе до нашего приезда.


Таким мы его оставили.

January 2013

S M T W T F S
   12 34 5
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 02:44 am
Powered by Dreamwidth Studios